Здравый смысл и другие перверсии (exxellenz) wrote,
Здравый смысл и другие перверсии
exxellenz

Правнуки Сусанина на Крите. Часть 5.

Судя по всему, никому это особо не интересно, поэтому последние две части объединяю в одну и на этом все. Ну а если кому-то непреодолимо зазудит поехать на Крит - значит, моя миссия выполнена, и я отмщен.



Армени-Спили-Превели-Плакиас

Пятый, последний автомобильный день, был снова посвящен южному побережью. Сначала посетили минойское кладбище в Армени. Не впечатлились – ну, ямы и ямы. Пока не забрались в царский склеп – пещерку, где можно было стоять в полный рост. Понравилась конструкция «двери» одной из могил, с аккуратно подогнанным камнем.


В деревне Спили посмотрели на фонтан венецианских львов. Вода подается по трубам, но пить можно.



Параноикам понравилась бы заправка, втиснутая между магазином и кафе.



Прогулялись по магазинчикам, набрали оригинального оливкового мыла в большой специальной лавке и всяких других сувениров и подарков.



Спили, кстати, один из примеров туристического источника почти на пустом месте. Сувениры в магазинах не дешевле, а то и подороже, чем в том же Ретимно. Кроме фонтана ничего достопримечательного нет. Зато виды красивые, да и общее впечталение приятное. Церковь была закрыта, накормить нас никто не спешил, хотя заходили в разные едальни, и мы поехали дальше.



В монастырь Писо Превели нас пустили за денежку, хотя многие очевидцы утверждают, что с русских за вход не берут. Заодно запретили снимать, так что любопытная территория монастыря осталась только в памяти. В монастырской лавочке полным ходом идет торговля православной атрибутикой. На пляж не пошли, почему-то не показался он интересным объектом для посещения (на следующий год тоже проигнорировали).



Като Превели, нижний монастырь, до сих пор не восстановлен, но тоже весьма живописен.



Курталиотское ущелье было для нас первым из, поэтому мы честно повосхищались, а в часовне под скалой я сделал единственный кадр внутри церковных помещений. Обычно рука не поднималась, хотя везде очень красиво, а тут не устоял.





И наконец – Плакиас! Наша любовь с первого раза. Первым делом нас перекормили в таверне при «Палигремнос Студиос». Наученные вкусным, но тяжелым опытом, мы сразу спросили у официанта, велики ли порции. Пройдоха артистично задумался и ответил: хорошо для одного. Покажите мне этого одного! Но справились. Сытые и довольные, упали на пляже. Бухта Плакиас довольно большая, но западная часть пляжа – негостеприимная галька. Конечно, мы выбрали песок в восточной части, под необычной отвесной скалой. Попрыгали на волнах, полюбовались на закат и решили сюда обязательно вернуться.



Вернувшись в Платаньяс, сдали верную пыльную «тойоту» и пошли собираться на Санторини. А между делом решали, куда поедем после возвращения: в Плакиас, Родакино или Хору Сфакион. Тогда мы еще не знали, что наша поездка затянется почти на двое лишних суток и никуда мы больше не попадем.

Про то, как мы застряли на Санторини, рассказано тут.

В предпоследний день, крепко отоспавшись, поехали погулять по Ретимно.
Но перед этим отобедали в лучшей едальне, это был гриль-хаус «Скай-Парк», в двух шагах от «Мотакиса». Огромные вкуснейшие порции, столики на открытом воздухе, в тени апельсиновых деревьев, удобные чревоугоднические кресла. Опять накололись, конечно. Среди обычного набора – салат, микс-гриль, выпить-попить, взяли картошку, фаршированную креветками. На картинке были нарисованы две такие упитанные картохи, но мы попросили одну, попробовать. Хозяин еще успокоил, что это молодой потатос. Ну-ну. Подали огромную Царь-картошку, размером с небольшую дыню! В том году греки еще любили принести гору еды и смеяться над изумленными едоками. Потатос мы не одолели, честно скажу, даже начинку не всю выскребли.



В Ретимно прошлись по магазинам, нашли венецианский фонтан, послонялись по набережной. Надо сказать, что у критян довольно прагматичное отношение к своим историческим достопримечательностям. С одной стороны, они приведены в порядок и кое-где доработаны напильником. С другой, никто не сдувает пылинки с того, что спокойно простояло сотни или тысячи лет. Вот и вокруг полуразрушенного фонтана – лавочки, кафешки, и, если не знать, как он выглядит, можно нечаянно пройти мимо.



В фортецию, которую приличные туристы посещают первым делом, снова не попали.



В старой гавани опять напала Наталья. С деликатным Арманом она сравнения не выдерживает, на наш вкус. Уже в темноте прошлись через порт, вдоль пляжа, вдоль отелей. Послушали русскую речь, которую уже стали забывать.



Думали так по пляжу до отеля и дойти, но все же поехали автобусом. В ларьке продавец-грек, редкий случай – пытался обмануть с ценой билетов.
Потом сидели на балкончике с вином, сыром и оливками, прощались с Критом.

Утро последнего дня потратить впустую было никак нельзя. На рассвете пляж совсем другой, чем мы привыкли.



Соседний с мотакисовским вылизан, выглажен и увлажнен. На нашем тоже чисто, но кроме лежаков с зонтами никакой цивилизации.



В "Мотакисе" все еще спят, кроме кошки и отельных работников.


А мы, наконец, едем на местном автобусе в фортецию. Улочки Старого города пусты и прохладны.



Кассира на месте еще нет, проходим так. Крепость полностью в нашем распоряжении.









Тремя часами позже – лихорадочные сборы в номере. Холодильник все еще полон еды: арбуз, вода, вино, сыр, что-то еще, апельсины. О, апельсины! Эти апельсины мы купили у бабушки, на трассе Ираклион-Ретимно. Они страшные на вид – бугристые, желто-зеленые. Похожи на ту бабушку. Бабулька была маленькая, живенькая, ростом мне по пояс – если выпрямится. Услышав, что мы русские, закричала – о, ортодокси! – и несколько раз перекрестилась. Угостила сливами. Перед этим рисовала пальцем в пыли цену, потом плюнула на сливу, обтерла, и угостила. Апельсины оказались очень сладкими.
Срочно давлю сок и наполняю полуторалитровую бутылку.
К обеду все утрамбовано и утащено на респешн, можно перекусить перед дальней дорогой. Идем в тот же «Скай-парк» и снова наедаемся от пуза. Единственное место, где мы побывали дважды.

Вот и все, отдых почти закончен. Садимся в автобус, по дороге в аэропорт собираем из отелей соотечественников. Похоже, некоторые почти не покидали гостиницу, и теперь брюзжат про ужасный сервис в пяти звездах. Кто-то взахлеб делится впечатлениями от двух-трех самых распространенных экскурсиий – Кносс, Курнас, что-то еще. Нам смешно, но вида не подаем.
У одного из отелей в автобус поднимается наша гид. Она объясняет, что делать в аэропорту, и тут один из туристов спрашивает: погодите, а вы где будете? Вы же посадите нас на самолет? Пауза. «Да, да, конечно, все будет нормально». Больше мы гидшу не видели. Встретить партию свеженьких туристов, очевидно, важнее, чем проводить уже «отстрелявшихся». И вроде бы ничего страшного, если бы потом, в аэропорту, не произошел досадный конфуз, когда не говорящие по-русски гречанки долго не могли объяснить не говорящим по-английски русским, что надо делать. Даже язык жестов не помог.
Последний гвоздик «Зевс-тревел» вбил уже в самолете. После греческого чревоугодия, вылетая из греческого аэропорта, никто не ожидал, что в самолете станут кормить такой дрянью. Стюардессы с мученическими лицами разносили наборы несъедобных субстанций и собирали их обратно практически нетронутыми. На вопрос – почему такая еда, бедная стюардесса объяснила, что питание закупает туроператор.
Прощальным критским подарком -- заоблачный закат в иллюминаторе.



Как родина-мать встретила, лучше и не вспоминать. А через несколько месяцев нас подкосил критский синдром. Так что следующим летом мы снова были на Крите, но это уже другая история.
Tags: Крит, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments