June 23rd, 2014

Язык определяет сознание

Одним якутским летом я работал "поварешкой" в пионерлагере. Поварешка это помощник повара. Начистить картошки, нарезать хлеба и лука, отмыть 50-литровые котлы, накрутить фарша, отчикать ножницами плавники у мороженного палтуса или выковырять потроха из венгерских кур - всё к нам. На 300 ртов, каждый день. В удачные дни нам поручалось открыть 20 банок сгущеного молока...
Нашим главным поваром была красивая молодая якутка. Хотя ее 25 лет тогда казались нам весьма почтенным возрастом. Однажды она сказала кое-что, что навсегда впечаталось в мое видение мира.
Нас тогда забавляли вкрапления в якутскую речь русского мата и множества других узнаваемых слов, лишь немного "якутизированных" по произношению. И на какой-то очередной вопрос о языке девушка с некоторой печалью объяснила, что в якутском просто-напросто не существует огромного количества слов для современного мира. Это язык оленеводов и охотников.
Локальный язык в принципе не способен родить понятия для пришедшего извне, из развитой технологической культуры. И уж точно никак не может конкурировать с русским, за сотни лет впитавшим в себя слова из самых разных языков и составившим тысячи новых слов и смыслов.