March 15th, 2014

Марш мира

Как заведено, у всякого явления две стороны. У нашей официально-неофициальной оппозиции также заведено мешать мух с котлетами.

Остаться дома – значит согласиться с цензурой на телевидении и в интернете. Согласиться с безумными законами, принимаемыми Государственный Думой. С Железняком, Мизулиной и Матвиенко. Согласиться с постоянным враньем и узаконенным воровством. С постепенным превращением России в Северную Корею. пишет глубоко мной уважаемый mi3ch.
Это хорошее содержание митинга, поддерживаю. Но почему это содержание пакуется в форму протеста "русской оккупации" Украины? Для меня под таким соусом марш превращается из антицензурного в поддерживающего ультранационалистских боевиков майдана. С которым сам-то украинский народ бьется на своей земле почему-то. Ничего, что участники митинга предают своих братьев в Донецке и Харькове? По ним стреляют боевики - а наша эльфийская общественность поддерживает это! Под видом борьбы с цензурой.
Я не могу пойти на митинг "против цензуры", который будет подан как митинг не-поддержки русских на Украине.
Даже не буду говорить о прочих передергиваниях и манипуляциях, хоть в том же призыве Митрича.
Честнее было бы разделить две темы, но организаторам руссомайдана это не выгодно.

И только в России сложился удивительный, непостижимый класс подавляющей части либеральной интеллигенции и серьёзной части оппозиции, который с параноидальным усердием выступает в качестве прокурора интересов своего народа и адвокатов народов других.

Кто эти люди? Откуда их завезли сюда?

В моих словах нет никакого империализма — ни малейшего. Никто здесь не считает Украину придатком России, нет; украинцы свалили Януковича — они молодцы. Но!

Но почему тридцать тысяч человек на киевском Майдане российской как бы оппозицией воспринимаются как соратники, а тридцать тысяч человек, вышедших на митинг в Севастополе — как противники? Это не титушки, вы же видите — это люди, просящие о помощи на вашем же языке.

Наши «властители дум» отказывают этим людям в пассионарности, силе воле, красоте, честности — и наделяют этими правами исключительно собравшихся в Киеве.

Это же нечестно. Это, в конце концов, не демократично — вы же демократы?

Это, более того, даже подло.

Российская либеральная интеллигенция могла бы хотя бы высказаться с нотой протеста: мол, украинские братья по оружию — что там такое происходит, давайте не будем перегибать палку...

Но они даже не смолчали — большинство из них выступило «за»! И нашли для этого аргументы!

Давайте, читатель, предположим, что завтра новая украинская власть решит силовым методом решить ситуацию в Севастополе (Одессе или Керчи). Вопрос на засыпку: на чьей стороне в случае противостояния выступят российские либералы или российские идейные коллеги «Правого сектора»?

Ответ не нужен в силу очевидности - они выступят против «сепаратистов».

Вся эта как бы оппозиция и как бы интеллигенция отстаивает не русский народ и не русский язык — а свои ценности. Для них либеральные ценности (так, как они их понимают) или националистические ценности (как они их с трудом понимают) — важнее ценностей собственно русских. Подобная оппозиция аналогов в мире не имеет.