September 7th, 2009

Серийный убийца времени. Спойлеры инклюдед.

Если доктору Хаусу вместо трости дать пистолет и вместо болячек отправить сражаться со злодеями, то... Нет, Джека Бауэра из него все равно не получится. Джек Бауэр - полный отморозок, рядом с которым даже маньяк Декстер выглядит всего лишь застенчивым психом, а Грегори Хауз - просто милым айболитом. Отмороженнее Бауэра только сценаристы третьего сезона сериала "24". Они зачистили всех основных персонажей, так что в четвертый сезон Джек вошел в одиночестве. Что вы скажете об авторах реалистичного телефильма, в котором один из важных героев погибает в эпицентре ядерного взрыва?

Джек Бауэр - американский контртеррористический агент. Первыми его врагами были сербские военные, вторыми - арабские террористы, третьими - мексиканские наркоторговцы, бывший британский агент и международные торговцы оружием. Четвертыми в этом славном ряду стали турки. Полный интернационализм и равенство возможностей.
Крышует Джека, скромно так, президент собственной персоной (сначала будучи кандидатом, а потом в полный рост). Президент Палмер - Очень Честный и Порядочный Негр. Которого продажные политики все время норовят совратить с пути истинного или просто сковырнуть с президентского поста. Одна надежда - на Джека. И тот не подводит. Превыше всего Джек ценит лишь три вещи - свою семью, безопасность Американских Граждан и лично президента Палмера. Всех остальных он готов мочить на месте; себя, впрочем, тоже не жалеет. Пытки? Ради бога. Героинчика в вену? Не вопрос. Убить собственного босса? Застрелит, очень переживая. Пытать свидетелей или подозреваемых - без раздумий. Устроить им же побег, валя охрану - тоже могем. Могем и зятя родного пристрелить, а если не пришлось - так отрубим ему руку. Цель оправдывает все средства. Абсолютно все. Кроме малейшей угрозы родной дочери. За нее Джек Бауэр хоть всё CTU положит, хоть всех негодяев лично выпотрошит.
Правда, дочка виктимная до упора, попадать в передряги ее главное предназначение. К третьему сезону она почти исправилась, но старые привычки трудно изжить - заметив труп охранника, смелая Ким не зовет на помощь никого из десятков спецагентов, она подбирает пистолет и одна идет по следу матерого убийцы.

Джек Бауэр нарушает все инструкции и субординации, действует вопреки собственному ведомству и ежечасно ставит на карту всё. И ему это сходит с рук. Потому что а) его крышует президент и б) он всегда добивается результата. Когда по итогам сокрушительной работы подразделения в третьей части кто-то мертв, кто-то уходит в оставку, кто-то в тюрьму - Джек становится правой рукой министра обороны. Такой вот у него уровень.

У сериала три беды. Затянутая на несколько серий раскачка (впрочем, в четвертой части все заверте довольно бойко). Приступы дебилизма у некоторых героев, ибо только их тупейшие косяки позволяют сюжету развиваться и закручиваться дальше. И предсказуемость промежуточных фэйлов - до последней серии каждый "вот-вот сейчас всё разрешится" будет в лучшем случае временным, а чаще просто ложным результатом. В третьем сезоне этот трюк вылился в нечто большее, фактически, это несколько последовательных сюжетов, и эти несколько предварительных развязок почти честны.
Еще в сериале никто не улыбается. Это, оказывается, очень тяжело смотреть, когда двадцать четыре серии никто никому не улыбается. Разве что негодяй ухмыльнется или президент в камеру ручкой помашет.

Первый сезон не так хорош, как два последующих. Там даже чисто технических косяков хватает, вроде ассистентов в кадре в самый напряженный момент. Но для понимания, что за человек Джек Бауэр, смотреть его надо.

Не так давно вышедший феерический фильм "Заложница" с Лайэмом Нисомом - это в некотором смысле квинтэссенция "24". Знающие люди говорят, что именно таким должен был стать так и не снятый полнометражный вариант про Бауэра. Возможно, он еще появится однажды на наших голубых экранах, ведь спасение дочери это лишь малая часть подвигов неудержимого Джека. А еще кое-что общее в хорошем смысле есть у сериала с фильмом "Шпионские игры", где звездят Питт и Рэдфорд. Люблю про шпионов, грешен.