August 21st, 2005

ЖЖшная зарраза

Эту статистику я пропустить не могу.

Popular interests among exxellenz's friends
1. фантастика (20) 11. пиво (5)
2. музыка (14) 12. мистика (5)
3. литература (13) 13. фэнтези (5)
4. книги (10) 14. мифология (5)
5. психология (9) 15. Булгаков (5)
6. кино (9) 16. социология (4)
7. кошки (8) 17. жизнь (4)
8. история (6) 18. религия (4)
9. Стругацкие (6) 19. поэзия (4)
10. писательство (6) 20. рассказы (4)
Interests gestalt
My most interesting friend is la_la_brynza who has 15 of these interests,
followed by julia_ostapenko (12), liell (10) and danihnoff (9).
Normality Index
My friends are 8.94% normal.
Analyze me !
Username:
Popular interests created by _imran_


От оно как.

(no subject)

Навеяно этим. Запостил и у себя.

Я пенсионер, который за копейки пахал всю жизнь а теперь не может прожить на пенсию. Мне говорят – виноват сам, не приспособился, не воровал, не крутился. Нас миллионы.


Я врач, который учился семь лет, чтобы лечить людей и отвечать за их жизни. Я получаю зарплату меньше, чем уборщица в коммерческой фирме. Нас таких очень много.


Я стал инвалидом из-за неквалифицированного лечения, потому что хорошие врачи уходят из медицины. Нас много.


Я учитель, который отвечает за ваших детей. Но теперь торгую на рынке, потому что не могу прокормить своих. Нас очень много.


Я молодой и перспективный специалист, но я не попал в аспирантуру, потому что туда попали дети больших
родителей. Я иду в армию и не знаю, вернусь ли живым и здоровым. Нас много.


Я солдат-срочник. Если меня не покалечат старослужащие, не убьют в негорячей точке и я не погибну в подлодке, танке, самолете, вертолете, на складе, на учениях, я вернусь домой и пойду учиться. Если, конечно, вместо меня не поступят «не годные к строевой» дети больших родителей. Нас очень много.


Я колхозник, который кормит горожан. У меня все хорошо. Только дети уезжают в город и не возвращаются, так что некому работать. Горожане презирают нас и смеются над нами. Мой урожай скупается за бесценок на корню и продается втридорога. А я пью. В деревне больше нечего делать – только работать и пить. Нас очень много.


Я беженец. Я работал и строил вместе со всеми, в одной стране, но я виноват – я делал это не в той республике. Я устал жить в страхе, что меня безнаказанно ограбят, отберут работу и жилье, покалечат моих
детей и изнасилуют жену. Теперь, в России, я никому не нужен, мне негде жить и работать. Нас очень много.


Нас не считают за людей. За нас некому вступиться, потому что мы не пидоры, не болеем СПИДом, не наркоманы, не умственно отсталые, не дружим с Большими людьми, не входим в оппозицию, наши права человека не нарушаются.
Мы просто живем, работаем и умираем. Нас миллионы.