August 19th, 2005

Агрегатные состояния художественного текста

Откровением стало для меня познание основ классификации. Случилось это году в 1992-ом. Чувствуешь себя всемогущим, когда можешь влегкую классифицировать все и вся. Хотя бы по принципу «все делится на черное и не-черное». Эта дурная привычка не оставила меня и по сей день.
Вот например.

1.
По условной «плотности» текст художественного произведения может быть «жидким» или же просто «пустым», «разреженным». Причем эта характеристика имеет два уровня. Текст-пустышка представляет собой раздутый объем ничего не значащих диалогов, ничего не говорящих пространных описаний и отступлений.
- Да ты что!
- А то!
- Не может быть!
- Я тебе говорю!
- Ну и?
- И все.
- Все?
- Да.
- Нет, погоди, совсем все?
- Ну, да.
И так до бесконечности. Примеров описалова приводить не буду, скажу только, что основной показатель таких текстов в том, что после прочтения нескольких страниц такого воздушного (или водянистого) текста обнаруживаешь, что весь смысл укладывается в одно-два предложения. И, как в той еще советской миниатюре автора не помню какого, вместо стремного романа получается сносный рассказ.

Второй уровень этой байды – все произведение в целом. Когда увлеченно читаешь приключения героя, а в конце оказывается, что кроме самих приключений в книге ничего и нет. Совсем ничего. Только разной степени пошел-победил-стал-круче-перенес-боль-потери-стал-еще-круче-победил-снова и т.д и т.п. и проч. и проч. Для меня образцом этого жанра стала эпопея о мечах Перумова. Книга за книгой недоумение росло, а удовольствие падало. Пока наконец не стало ясно, что все это эпические приключения ради приключений. Увлекательная, не спорю, пустышка.

2.
Другая крайность – текст «плотный». Сразу, не разделяя, смотрим на смысловую плотность предложений и насыщенность собственно мыслями, идеями. Здесь и умение одной фразой показать яркую и глубокую картинку или развернуть мысль, и талант сочно сказать о простом и повседневном, или же подать его в неожиданном свете, и мастерство вложить подтекст, вызвать определенные ассоциации или эмоции. Это, ясен пень, уровень талантливых и действительно профессиональных писателей. Каждый эпизод или диалог может дать пищу для размышлений, а могучее удовольствие получаешь именно от чтения. Очевидные вещи вроде сопереживания, вживания в мир книги, раскрытия глаз на новые или, наоборот, давно известные стороны жизни опускаю, это по умолчанию.
Collapse )