Здравый смысл и другие перверсии (exxellenz) wrote,
Здравый смысл и другие перверсии
exxellenz

ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ

Оригинал взят у kprl__tot в ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ
ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ
Новогодняя сказка для взрослых


1.
Ты собрался на Полюс.
Накидавшись, как сволочь, мастеришь себе лыжи и пиздуешь на полночь. Ты идёшь перелеском, переулком, просёлком, ты глядишь олененком, но скалишься волком. Ты сатир, Казанова, снегоёб, шалунишка, хрен с горы в лапоточках и кургузом пальтишке. Себастьяно Перейра, Винни Пух, Чудо-юдо, капитан Очевидность или просто Иуда, – без подков на копытах, без креста под рубахой. С настроением похуй, в направлении на хуй, вот уже на биплане из фанеры и шёлка ты летишь – не по карте, а по синим наколкам. Пусть наколки корявы как куриная пропись, ты к исходу недели прилетаешь на Полюс.

Полюс стелет не мягко, лупит снежной картечью, выбивает из сердца всю любовь человечью. Выбивает из чресел демонический искус. Полюс, детка, не фраер, вмиг оформит прописку. Полюс спросит, приятель, и попробуй замяться – ледяными руками пропальпирует яйца, ледяными губами выпьет жизнь до глоточка. Но с тобой не прокатит. Ты же русский! И точка.
Ты всё в том же пальтишке, борода вместо шарфа индевеет под ветром и звенит будто арфа. Ты глядишь исподлобья сквозь лоскутья метели, отмечаешь, как льдины вдалеке заблестели, достаёшь из биплана молоток и стамеску и походкою лунной отправляешься к блеску.


[Не рассказ, не поэма, снегопанк и химера; приготовиться, ахтунг, дальше смена размера.]

2.
Под ногами кипит как скверна ледовитое море смыслов. Ты ж не рыбарь – ловить их, верно? Так ебись они коромыслом. И пока под фанфары Вивальди музыкантов, играющих в ящик, буря мглою херачит пенальти чем-то очень неподходящим (это шарики фалафели или кокушки из мошонки), – Новый год в тебе тихо зреет, точно как Рождество в индюшонке. Зреют свечи, хлопушки, конфеты, золотые шары и шишки...
А тебе-то и дела нету. Ты, в распахнутом настежь пальтишке, без отброшенных рукавичек, с потемневшей от пота чёлкой что-то лепишь из снежных частичек. Получается, вроде, девчонка. Получается, знаешь, Снегурка! Взгляд, коса, по подолу рисунок...
Но тебе интересней фигурка.
Ты намерен ей тупо присунуть.
Для того ль ты стремился сквозь вьюгу, чтоб разглядывать эти узоры? Ты мечтал отыметь эту суку! Чтоб в студёную зимнюю пору под метель и стаккато озноба, чтоб на самой вершине планеты этак рухнуть с размаху в сугробы, этак слиться в борьбе как атлеты, и со смехом, как юные геи, кувыркаться как выдры в потоке. Сатанея, пьянея, синея, потому что морозы жестоки. Потому что лишь белый да синий – вот цвета в здешней гамме суровой. Да ещё, как от века в России, – ярко-алый да густо-багровый.
А Снегурка всё слаще да краше, всё полнее лилейные груди. Ты же, в пигмалионовом раже, ищешь жизнь в этом дивном сосуде. В этой твари, желанной до дрожи, в этой Весте детишек и пьяниц...
Тут внезапно на искристой коже проступает нежнейший румянец.


[Полюбуйтесь-ка твистом и сюжетною аркой! Смысл уносит со свистом за Урал и в Игарку. Через час в стратосфере, через сутки в Вальгалле. Снова смена размера. Are you ready? Погнали.]


3.
Она шлюха, блондинка и квочка. В перспективе, выходит, святая. Здесь по логике вроде бы точка, но по совести – запятая, ведь на логику клали мы заструг, а на правила – заструг с торосом. А Снегурка смеётся: – Ну, здравствуй! И глядит на тебя с вопросом. Тут догадка тебя с маху глушит, будто рыбину в нерест медведко: ты из снега слепил не подружку, ты слепил себе внученьку… дедка. Враз бородка становится гуще, вмиг пальтишко становится шубой, и в мешке – не бухло, а игрушки. Ну, а хули ты думал, голуба?
Ты же чувствовал, только не верил, ты же знал, но капец как боялся, и ломился в открытые двери и рядился в шута да паяца. Но нельзя обмануть русский Полюс, он сдирает кривлянье как кожу в пору линьки – питон или полоз. Он не шутит. А я подытожу.
Коль назначен судьбой в Дедморозы, но как дурень попёр в Казановы, окропит заструга и торосы ярко-алым да густо-багровым. Вьюга след заметёт, похоронит и пригладит сугроб воровато. Но ведь были же внучка и кони, ёлка, санки и сладкая вата. Но ведь были сосульки, гирлянды, хороводы и детская радость, фейерверк, конфетти и куранты.
Впрочем, что значит – были? Остались.
Внучка посох вручает и шапку: – Твой биплан дожидается, деда. Ты хватаешь Снегурку в охапку. – Так летим. С Новым Годом, планета!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments